Иэн Маккеллен

9 октября 2016 года на сцене одного из лучших театров Лондона сэру Иэну Маккеллену вручили высочайшая театральная награда Британии “за выдающийся вклад в развитие национального театрального искусства”.

Его роли уже гарантируют ему место в пантеоне английской сцены и кинематографа (BBC)

Человек, чья биография по сути соразмерна полувековой истории современного британского театра и кино, получит премию не впервые: за плечами у сэра Иэна множество наград и номинаций, признание его заслуг королевой Елизаветой, международная известность и невероятная популярность среди самых разных групп населения земного шара. В свои  80 лет сэр Иэн Маккеллен остается одним из самых активных граждан, занимая порой радикальную (оп)позицию в отношении ко многим правилам и законам.

Шекспир и другие

Дебют Иэна Маккеллена состоялся в 1961 году, хотя, строго говоря, выступать на сцене он начал значительно раньше: как ученик Кэмбриджа, Маккеллен имел возможность играть в студенческом театре, выпускники которого до сих пор обладают лучшей сценической подготовкой, нежели студенты, обучающиеся в драматических школах.

Театральное “Сообщество Марлоу” (из молодого поколения его сегодня представляют Стивен Фрай, Эмма Томпсон, Дерек Джейкоби, Тревор Нанн, Джон Бартон, Хью Лори, Рейчел Вайс) уже в 1950-х было знаком исполнительского мастерства и прекрасного знания сценической классики, было своего рода академией для Маккеллена. Он переиграл множество спектаклей современных драматургов, когда наконец его пригласили сыграть в Belgrade theatre (Кавентри) роль в пьесе 1954 года “Человек на все времена” (A man for all seasons).

А спустя четыре года после игры в провинциальных театрах Иэн наконец-то вышел на подмостки лондонского “Бродвея” — театра West End в спектакле “Запах цветов” Джеймса Сондерса (начинающий драматург был назван открытием года по версии Evening Standard, самой авторитетной столичной газеты, которая имеет свою театральную премию).

Один из самых потрясающих приемов среди зрителей, о которых я когда-либо слышал. Были пятнадцать вызовов актеров на бис! (The Sunday Times)

Следующим лондонским триумфом была роль Клаудио в Old Vic’е в шекспировской пьесе “Много шума из ничего” в постановке Франко Дзефирелли — роль, которая коренным образом изменила будущее молодого актера. Фактически, с этой первой своей роли в Национальном театре Маккеллен застолбил за собой место главного исполнителя на десятилетие вперед.

Там был Франко Дзеффирелли. Он отбирал актеров для своей постановки “Много шума из ничего” и на удивление не мог никого найти на главную роль из огромного количества молодых актеров.

На прослушивании мне пришлось читать огромный кусок — но все же я получил роль Клаудио во второй раз. В спектакле на мне было даже больше косметики, чем во время моей игры в Кавентри, но в этот раз это было необходимо — режиссер лично наносил грим. Во время репетиций он давал мне только одно указание: “Все очень просто, Иэн. Ты выходишь и заставляешь их всех влюбиться в тебя, дорогой”…

А в 1976 году, когда Иэн из “юного и прекрасного” вырос в самостоятельного и совершенно удивительного актера с глубоким драматическим даром, состоялась премьера спектакля, который до сих пор считается легендарным и уникальным: на сцене Королевского театра играли “Макбета”. В главных ролях появились Иэн Маккеллен и Джуди Денч.

Их дуэт вызвал бурю обсуждений, эмоций, оваций и номинаций: лучшей и сильнейшей по эмоциям интерпретации самой тяжелой пьесы Шекспира Королевский театр не видел уже давно. Конечно, в этом была заслуга Тревора Нанна, режиссера и бывшего однокашника Маккеллена по Сообществу Марлоу и Кэмбриджу. Однако не все решает режиссер: это подтвердили и критики, которые за сезон 1977 — 1978 года единогласно присудили Маккеллену премию “лучший театральный актер года”. А в 1979 году на свой день рождения Иэн Маккеллен получил из рук Елизаветы II подарок — он стал командором ордена Британской империи.

Моя карьера развивалась под неусыпным оком нескольких режиссеров. Первым из первых был Тревор Нанн, мы вместе с ним играли в Кэмбридже. Когда он стал успешным в Королевской шекспировской компании, он пригласил меня в Стрэтфорд сыграть Леонта вместе с Джуди Денч, которая играла в “Зимней сказке” Гермиону / Пердиту, и я до сих пор жалею, что не принял того его предложения. Когда же в 1976 году он предложил мне сыграть Макбета с Джуди и Ромео с Франческой Аннис (самая красивая женщина, с которой я когда-либо работал), от этого нельзя было отказаться. По иронии судьбы, частью сделки был и Леонт, однако я играл уже не с Джуди. Так я обнаружил себя на подмостках театра, о котором мечтал с детства. И так получилось, что это время было золотым веком Шекспировского театра.

С Иэном Маккелленом у Королевского шекспировского театра началась действительно “золотая эра”: за несколько лет они вместе с Тревором Нанном поставили лучшие пьесы. “Ромео и Джульетту”, “Макбета”, “Зимнюю сказку”… Сезоны в Стрэтфорде открыли перед Маккелленом двери в европейский гранд-тур с программой “Играя Шекспира”, где многие пьесы Маккеллен читал сам, представляя своего рода театр одного актера. И двери на подмостки Бродвея: там он выступил не только в шекспировских постановках, но и в современных пьесах, а также успел сыграть в чеховских “Вишневом саду” и “Трех сестрах”.

Через 13 лет после оглушительного успеха “Макбета” Маккеллен принял приглашение Тревора Нанна вернуться на сцену в Стрэтфорде и в 1989 году они вместе выпустили обновленную версию “Отелло”. Иэн Маккеллен играл Яго и играл потрясающе — его интерпретация роли ничем не уступала Макбету, хотя Яго — последний герой, которому может сочувствовать публика. МакКеллен в очередной раз был назван лучшим.

Яго является легкой ролью, в ней редко кто не может произвести впечатления и захватить внимание зрителя. Я не первый, кто понял, что нет никакой необходимости обнажать лежащую в основе его характера лживость, нужно играть «честного Яго» во всех случаях жизни. «Не улыбайтесь или иронизируйте и не смотрите сердито, попытайтесь произвести впечатление на слушателей вашей искренностью”, — так говорил Эдвин Бут. Поскольку Яго поверяет правду аудитории (как это всегда у Шекспира), зрители посвящены в его обман. Это несправедливое преимущество и как-то Уильярд (Отелло) обвинил меня в попытке перетянуть аудиторию на свою сторону против него. Я объяснил, что мне не нужно попробовать — сам Шекспир организовал все так, что партия злодея — это и есть связь аудитории с пьесой.

К началу 1990-х Иэн Маккеллен был национальной театральной легендой: в свои 50 лет он был узнаваем повсюду в Европе, любим на Бродвее; он играл на всех лучших площадках мира лучшие пьесы.

И, как это часто бывает, кинопродюсеры заинтересовались тем, чтобы использовать талант актера и его невероятную популярность вкупе с невероятной же активностью во благо развития кинематографа. В 1993 году их готовность финансировать проекты с Маккелленом совпало с желанием актера лично перенести на экраны шекспировскую пьесу “Ричард III”, в которой он долгое время играл главную роль на подмостках Национального театра.

Я провел почти всю свою актерскую карьеру в театре, я хотел, чтобы как можно больше людей ознакомились с творчеством Шекспира, чьи герои и сюжеты могут быть актуальными сегодня, в той же степени, как и для аудитории, которая впервые увидела их 400 лет назад. Я хотел сделать шекспировский фильм, который мог бы быть понятным широкой аудитории, и мне кажется, что это удалось.

Иэн Маккеллен подготовил киноадаптацию пьесы Шекспира, внеся довольно большие изменения в количество персонажей, изменив место и время действия. «Ричард III» — первая крупная работа актера в кинематографе. Фильм, тщательно воспроизводящий обстановку 1930-х годов, снят в стилистике британской ностальгической кинодрамы. Его история рассказывается про Англию 1930-х годов, когда опасность нацизма еще не была раскрыта, а среди правящей элиты страны были те, кто сочувствовал и даже дружил с Адольфом Гитлером.

Когда вы излагаете эту удивительную старую историю в правдоподобной современной обстановке, то как минимум надеетесь на то, что волосы встанут дыбом… ведь вы не сможете переключить это как “простое кино” или как “старая добрая фантазия, снятая по Шекспиру”.

Безусловно, это фантазия — однако же фантазия очень убедительная и эмоционально мощная. Такому эффекту способствовали не только классический сюжет, который прекрасно лег на современную историю: в качестве главных исполнителей Маккеллен (который также был продюсером картины, внеся более четверти бюджета из собственных средств) видел американцев. И на ключевые роли королевы Елизаветы и ее брата Риверса Иэн Маккеллен пригласил Аннетт Бенинг и Роберта Дауни-мл. В остальном состав был истинно британским и очень театральным (Кристин Скотт Томас, Мэгги Смит, Джим Бродбент).

Но сердцем картины, ее стержнем, ее мощнейшим ядром был Иэн Маккеллен: актер повторил и даже превзошел себя в спектакле 1990 года. Он создал самого страшного шекспировского злодея на экране таким измученным, раздираемым сомнениями и терзаемым своим прошлым, что он вызывает у зрителей симпатию и сочувствие. Для него нет спасения и искупления.

У этого фильма есть свое губительное обаяние. МакКеллен захватывает ваше внимание, как ядовитый паук, плетущий паутину. Пробираясь по закоулкам жизни, с постоянной сигаретой, будто бы без нее он не может жить, невероятно соблазнительный, когда он хочет таким быть, Ричард обнаруживает хищника внутри (Chicago Sun Times).

Фильм, к сожалению, не имел коммерческого успеха, однако он был высоко оценён кинокритиками и был удостоен «Серебряного медведя» за режиссуру и премий BAFTA. А Маккеллену, по слухам, не хватило двух голосов жюри Американской киноакадемии, чтобы получить Оскара как лучший актер года.

Я вовсе не думаю, что я — лучший выбор. В театре — для Шекспира — я вполне себе на высоте, но не для всех режиссеров. А в кино я ниже, сильно ниже. Вот Спилберг никогда не просил работать со мной, Тарантино никогда не просил, Сэм Мендес никогда не просил… Не то, что есть длинный список фильмов, которые я отклонил, но вот есть огромное количество, где я бы хотел сыграть. Это правда.

Люди Икс

“Ричард III” принес Маккеллену широкую кинематографическую известность. Он стал сниматься в Голливуде, а в конце девяностых ему поступило предложение от студии “Фокс” сыграть в экранизации комиксов про людей-мутантов, наделенных феноменальными способностями…

Студия заложила на новый фильм всего 75 млн долларов — мизерную сумму для блокбастеров и комиксов, не ожидая большого коммерческого успеха и собираясь довольно быстро свернуть проект.

Однако результат превзошел все ожидания: франшиза “Люди Икс” стала не просто самой длинной из существующих кинофраншиз, но и самой прибыльной и самой успешной и любимой у зрителей. Она собрала огромное количество фанатов по всему миру — сегодня “Люди Икс”, начавшиеся в 2000-м году, обросли сиквелами, приквелами, побочными историями и новыми персонажами, которых даже рядом не было в оригинальном комиксе.

Но в 2000-м году все начиналось как авторская интерпретация комиксов с отличным актерским составом. На роли главных антагонистов и самых могущественных мутантов были выбраны британские актеры, Патрик Стюарт и Иэн Маккеллен.

Мистер Стюарт и Мистер Маккеллен переносят на экран настоящую дуэль двух титанов (Dallas Morning News)

Это было по меньшей мере неожиданно. Видеть обладателей титулов за вклад в развитие национального драматического искусства в подростковом комиксе — удивительно…

Я не делаю большой разницы между стэндап-комиком и драматическим актером, играющим Шекспира: на самом деле, пока ты не очень силен в комедии, тебе не сыграть настоящего Гамлета.

И тем не менее Иэн Маккеллен сыграл Магнето: его сила в том, что он может притягивать металл и обладает несокрушимой харизмой. В эпоху, когда правительство собирается объявить войну мутантам, за ним следуют миллионы. Маккеллен по-шекспировски убедителен в изображении и без того не самого банального персонажа. Он глубок, мудр, но его прошлое обладает над ним огромной властью — а в будущее он не верит.

Врожденный, отполированный до блеска профессионализм Иэна МакКеллена помогает сделать характер Магнето интересным. А это, в свою очередь, помогает в создании сюжета выше комиксов среднего уровня (The Denver Post)

В противостоянии Маккеллена и Стюарта (профессор Ксавье, основатель школы для мутантов, в прошлом — лучший друг Магнито) раскрывается весь блеск британской актерской школы. Два мастодонта лондонской сцены, давние друзья и товарищи, превращают комикс в лучший по драматизму и напряжению фильм года.

Редкая экранизация комикса с прекрасным кинематографическим дизайном и героями, на которых хочется смотреть! (New York Magazine)

Их дуэт стал решающей причиной для студии собрать финансирование, когда Брайан Зингер принес предложение о продолжении франшизы. Удивительно, но разменявшие седьмой десяток лет Стюарт и Маккеллен были популярнее голливудских мачо и старлеток.

Я стал получать огромное количество ролей, где меня просили отрастить бороду. Но я отказывался от роли Бога бесчисленное количество раз.

В 2009 году Шон Матиас, молодой британский режиссер, пригласил друзей сыграть в постановке “В ожидании Годо” на сцене Old Vic. Стюарт и Маккеллен, словно лучший дуэт всех времен и народов, сделали пьесу неповторимой. А в 2016 году состоялась премьера “На безлюдье” Гарольда Пинтера (постановка того же Шона Матиаса), которая снова стала настоящим событием театральной жизни Европы.

В результате получилась искренняя и очень бережная постановка, которая раскрывает внутреннюю оголенность и парадоксальную комичность этого волшебного шедевра (The Telegraph)

Властелин Колец

С 2001 года в расписании Иэна Маккеллена фактически не было свободного места — ”Люди Икс” занимали много времени, он по-прежнему выступал в театре. Но и не только. В это время с Иэном Маккелленом встретился молодой австралийский режиссер Питер Джексон.

Джексон искал подходящее лицо для одного волшебника: он бредил экранизацией эпопеи Толкиена “Властелин колец” и никак не мог найти Гэндальфа. Среди отказавшихся уже были Шон Коннери и Патрик Стюарт (им не понравился сценарий или они сделали вид, что ничего не поняли). Известность “Людей Икс” привела Джексона прямо к Иэну Маккеллену.

Когда Питер Джексон и его партнер, Фрэн Уолш, впервые заговорили со мной об этом проекте, я был новичком в деле Толкиена… Они приехали ко мне в Лондон за несколько месяцев до начала съемок с файлом изображений Средиземья и первоначальным сценарием трилогии. Они родили во мне чувство, что большое путешествие затевается, и что мой билет — шанс всей жизни.

Перед тем, как ответить согласием, Иэну пришлось утрясти свое расписание с “Фоксом”. И когда все формальности были улажены, Маккеллен дал согласие и стал первым в истории актером, сыгравшим в самых длинных франшизах. К успешной во всех отношениях “Люди Икс” добавилась шестисерийная киносага “Властелин Колец” и “Братство кольца”, затянувшаяся на 15 лет…

Мне казалось, что люди и не вспомнят, что там было год назад. Но я не учел того, что фильм станет настоящим прорывом и соберет огромную кассу, и что многие люди купят его на DVD между частями. И я думал, что все это растает в тумане. Как здорово, что я ошибался!

И опять его герой, Гэндальф Серый, обладает поистине шекспировской глубиной. Маккеллен использовал весь свой актерский потенциал, чтобы сделать центрального персонажа двух трилогий не просто незабываемым, но живым и любимым, осязаемым и по-настоящему волшебным.

«Властелин Колец” — мифология. Это сказка, это история про приключения. Этого никогда не было. Только в наших сердцах!

Перевоплощение в лесного мага из придуманного Толкиеном Средиземья подарило Иэну Маккеллену сногшибательную популярность.

Быть знаменитым в 70 с лишним, наверное, проще, чем быть знаменитым в 18. Теперь-то я понимаю, что гораздо приятнее быть известным как Гэндальф, чем как Иэн Маккеллен. Пусть лучше люди интересуются личной жизнью Гэндальфа, а не моей.

То, о чем не приходилось актеру его уровня и калибра даже мечтать. В Новой Зеландии, где проходили съемки, к нему относились как к Санта Клаусу, если не к Богу…

В Хоббитании нет церкви. Это идеальное место для жизни, это рай — и в нем нет Бога! В нем нет папы римского, нет архиепископа, нет Библии, никто не требует соблюдения заповедей. Но есть Гэндальф…

Конечно, это шутка. Но Иэн Маккеллен стал единственным из огромного числа задействованных в саге актеров, которого номинировали за его Гэндальфа на Оскара. Неслыханный случай: фэнтэзи в принципе не является тем местом, где актер может продемонстрировать весь свой драматический талант. Однако же Иэну удалось и это.

Мистер Холмс

В 2013 году Иэн Маккеллен дал согласие на участие в очень необычном проекте. Хотя его занятость на сцене, у Питера Джексона и Брайан Зингера не позволяла ему в полный рост принимать приглашения сняться в крупных голливудских лентах, он время от времени появлялся в разных фильмах, особенно на родине.

Здесь же речь шла об экранизации истории про Шерлока Холмса, национальную легенду, о его жизни “на пенсии”… Так сэр Иэн Маккеллен стал еще одним актером, который сыграл знаменитого сыщика. Но, в отличие от многих, изображавших Шерлока во время его “боевых подвигов”, его Холмс — пчеловод и фермер, живущий вдалеке от Бейкер-стрит и ее легенд, придуманных доктором Ватсоном много-много лет назад.

Любой, кто ждет зрелищ и опиума, будет разочарован. Но волшебный Маккеллен спасает сценарий, предлагая свежий взгляд на икону, с которой любой из нас давно знаком (Total Film)

Его Холмс — немощный старик, который ищет любой способ борьбы с деменцией. Который ставит точки в блокноте, когда о чем-то забывает — и вот блокнот усыпан точками, а краткосрочная память подводит некогда гениального сыщика на самом ровном месте. “Мистер Холмс”, строго говоря, ни разу не детектив. Это драма человека, который силится вспомнить, простить себе неудачу и обрести покой.

Актерство больше не про ложь и притворство. Это про раскрытие правды. Ведь правда — лучшая из политик…

Критики и зрители оценили фильм, где фактически солирует Иэн Маккеллен, как один из самых пронзительных и нежных рассказов о великом сыщике: трогательная, глубокая драма, подходящая для семейного воскресного вечера…

Сэр Маккеллен с невероятной теплотой и уважением изображает медленное угасание великого ума — и в этом есть свое биографическое прочтение. Впрочем, судя по календарю актера, у него многое еще впереди. И это не может не радовать!

Когда речь идет о стандартах, я сноб. Но я не вижу ничего необычного в том, чтобы быть известным как Гэндальф. Вряд ли я мог бы быть счастливее! Другие, как правило, от моего имени высказывают недовольство: «Это должно быть ужасно, чтобы всегда быть Гэндальфом», — говорят они. Ну не могу же я всегда быть Ричардом III!

Share