Пирс Броснан

Пирс Броснан

Ирландец Пирс Броснан неоднократно признавался самым сексуальным и привлекательным мужчиной планеты: его обаяние, ум, скромность, актерский талант вкупе с житейской хваткой сделали его не просто Бондом нового времени. Они превратили его в икону стиля, вкуса, в недосягаемый идеал современной культуры, которая склонна довольно быстро менять ориентиры.

Однако в случае с Броснаном даже время бессильно: в свои 60 он остается неотразимым и мужественным, приближаясь к вечно прекрасным Шону Коннери и Майклу Кейну в своей иконической кинокрасоте.

Когда я открыл для себя актерскую игру, или когда актерская игра открыла меня — это было освобождение. Это был шаг в другую жизнь, в жизнь, противоположную той, которая была у меня до этого. Актерство было чем-то прекрасным, чем-то, что высоко ценилось окружающими. И оно принесло чувство удовлетворенности в мою жизнь.

Ирландец

Броснан родился в Ирландии, вырос там же у бабушки с дедушкой, затем тети и дяди, периодически навещая мать, которая перебралась в Лондон на работу.

Детство было довольно одиноким. Я вырос в очень маленьком городке под названием «Наван» в графстве Мит. Я никогда не знал своего отца. Он ушел, когда я был младенцем, и меня оставили на попечении матери и дедушки и бабушки. Быть католиком в 1950-х годах и быть ирландским католиком в 1950-х годах и иметь брак, которого не было, отца, которого не было…  Моя мать была очень мужественной. Она сделала все, чтобы вырваться из этого и стать медсестрой в Англии, желая лучшей жизни для нее и для меня самого. Моя мать приезжала домой раз в год или два раза в год…

Когда мальчику исполнилось 10 лет, его забрали в Лондон в новую семью матери: из тихого городка он попал сразу же в круговорот столицы, и это не могло не сказаться на характере и поведении Пирса.

Когда вы попадаете в очень большой город, мегаполис, такой как Лондон, будучи ирландским мальчиком 10 лет, жизнь внезапно движется довольно быстро. Из маленькой школы, где семь классных комнат, в Ирландии, в огромную общеобразовательную школу с более чем 2000 детьми… И ты к тому же еще ирландец. И тебя постоянно заставляют чувствовать это. У англичан есть замечательный способ заставить тебя быть не как они — и у меня сложилось совершенно определенное чувство принадлежности к аутсайдерам.

Сначала в школе, затем в колледже он получил прозвище “ирландец”. Впрочем, трудности только закаляли характер, и уже в 16 лет Пирс окончил школу с твердым намерением стать художником-иллюстратором. Он начал подготовку к вступительным экзаменам в школу искусств Св. Мартина. Однако по пути к классам живописи и графики располагался уличный балаган, куда Броснана тянуло, как Буратино. Он влюбился в ремесло факира и стал на несколько лет учеником “глотателя огня”….

После пары лет гастролей в этой весьма экзотической профессии Броснан нашел себя в драматической школе Лондона, в классе известного педагога по классу драмы и танца Йата Малмграна (учитель Шона Коннери).

В 1975 году Броснан стал выпускником школы и устроился на работу в Королевский театр Йорка в качестве продюсера и актера. Его дебютная роль была в пьесе Wait Until Dark. А всего через полгода он был выбран Теннесси Уильямсом на роль МакКэйба в британской премьере пьесы “Батарея красного дьявола”. В Лондоне постановка имела оглушительный успех, а Броснан лично получил телеграмму от Уильямса, в которой писатель благодарил актера:

“Хвала небесам за тебя, мой мальчик!”

В 1977 году Броснан попал в постановку Дзефирелли “Филомена”, где он играл с маститыми Эдуардо де Филиппо и Франком Финли.

Больше всего в жизни я хотел сниматься в кино. Для меня актерство равно жизнь. Мой учитель, Йат Малмграм, однажды сказал: “ничего происходит из ничего”. Я получил шанс и мне благоволила судьба,  чтобы я стал частью прекрасной актерской линии.

Звезда Голливуда: Ремингтон Стил

В 1982 году молодой Броснан с женой отправились в Лос-Анджелес на прослушивания.

Поездка в Америку была такой большой радостью, мне нравилось, что мы отправилась туда с Кэсси, чтобы совершить этот скачок в Новый Свет — ну знаете, вся эта чушь, которую вы читаете в книгах.. Но опять же это было освобождение. В Лос-Анджелесе я арендовал автомобиль из Rent-A-Wreck, с подушкой на сиденье, потому что пружины выскочили из кресла, и я достал карту и поехал на свое первое интервью в Голливуде. Каким-то образом я попал в Laurel Canyon. Я поднялся на вершину Mulholland Drive, и машина сломалась… В конце концов я попал на собеседование и увидел режиссера-постановщика… Бум… Они искали актера для будущего сериала «Remington Steele». Честно вам скажу, это это было последнее из того, что искал я.

Я поехал в Америку, думая, что буду работать с Мартином Скорсезе. Мой разум был во власти образов, я мечтал о “Таксисте” и “Грязных улицах”… Я собирался сниматься в фильмах!

Но мне нужна была работа. Я прошел еще несколько интервью, а затем мы с Кэсси вернулись домой на Уимблдон. И вот звонок: вы приедете на экранные пробы??

И Броснан вернулся в Голливуд не как яркое дарование современного британского театра, а как молодой и красивый исполнитель второстепенной роли в сериале, который не должен был стать сильно рейтинговым. “Ремингтон Стил” создавался под популярную телезвезду того времени, Стефани Цимбалист, которая играет Лору Холт, частного детектива, находящуюся в поисках потенциальных клиентов и сталкивающуюся с ситуацией, что большинство из них не желают нанимать женщину.

Лора Холт выдумывает себе фиктивного начальника, которого она называет Ремингтон Стил, по названиям её печатной машинки марки «Ремингтон» и футбольной команды Питтсбург Стилерз. И в первом же эпизоде «License to Steele» она сталкивается с влюбчивым вором (персонаж Пирса Броснана), который убегая от пары убийственных головорезов слышит, как кто-то называет имя Ремингтон Стил и присваивает его себе.

К концу эпизода он берёт себе этот псевдоним в качестве постоянного и берёт на себя роль «босса» Лоры. Лора принимает соглашение, поскольку у её агентства теперь есть хотя бы номинальный босс.

По мнению продюсеров, персонаж Броснана должен был стать фоном, на котором Цимбалист смогла бы демонстрировать таланты комедийной актрисы. Однако с первого же эпизода стало понятно, что дуэт Цимбалист — Броснан более чем равноценный и что центром притяжения зрительских симпатий стала не американка, а жгучий ирландец.

Интересно, что настоящее имя персонажа Броснана никогда не упоминалось. В одном из эпизодов, спасая свою жизнь в ловушке на острове, Стил начал было открываться Лоре, заявив, что он ирландского происхождения, как и сам Броснан. Продюсеры не стеснялись проводить и более явные параллели между героем Пирса и актерской биографией: так, например, не знавший своего отца Броснан играет героя, который также не видел своего настоящего отца. Во время съемок сериала Броснану вдруг пришло приглашение встретиться с родителем: и вместо тихой встречи он оказался под прицелом камер и взглядов любопытствующих зрителей, которые не делали разницы между актером и его героем…

Популярность Броснана росла с рейтингом сериала и создавала определенные проблемы при работе в серьезном кино, о котором Пирс продолжал мечтать. Он много работал — параллельно снимаясь в комедиях и детективных лентах, с удовольствием откликался на предложения продемонстрировать широкий актерский диапазон.

“Г-жа Doubtfire” (1993) была прекрасным солнечным лучом в моей карьере. Впервые я был на съемках студийной картины, я работал с замечательными актерами, которые демонстрировали вершины своей игры. Это позволило мне сыграть персонажа, которого посчитали прорывом.

Он даже вынужден был отказаться от первого предложения роли знаменитого агента 007 из-за контракта с NBC и работы над “Ремингтоном”.

Ремингтон Стил никогда не будет Джеймсом Бондом, и Бонду никак не стать Ремингтоном Стилом! (Альберт Брокколи, продюсер бондианы)

Бонд, Джеймс Бонд

Меня обучали как актера, и меня заставили поверить, что внутри меня живет множество людей. Тот факт, что я постоянно играл одно и то же… ну что ж, если мне удалось, почему бы и нет? Но я дошел до того момента, когда мне лучше начать пытаться найти какие-то новые роли и бросить вызов самому себе.

Броснан любит вспоминать эпизод из своей жизни, который имеет отношение не только к бондиане, но и к его актерской карьере в целом. В 1964 году он, будучи 11-летним мальчишкой, впервые попал в кинотеатр. Отчим повел Пирса на премьеру “Золотого глаза” — фильм про Бонда стал первой картиной, увиденной Броснаном на большом экране. Парень был сражен и находился под впечатлением еще долгое время.

Всю жизнь для меня существовал только один Бонд — и им был Шон Коннери. Этот факт делал роль еще сложней.

Первый подход к роли Бонда не увенчался успехом: Броснан был востребован на площадке “Ремингтон Стила”, а Брокколи наотрез отказывался видеть в Бонде всенародного любимца из комедийного детективного сериала. Впрочем, явного отказа от продюсеров Броснан не слышал: он был “правильным парнем”, только вот не с тем контрактом. В итоге после Роджера Мура Бонда сыграл Тимоти Далтон, друг Броснана, а Пирс продолжил коротать актерский век между эпизодами “Ремингтона” и мечтами о собственной продюсерской компании.

Однако в 1990-е бондиана явно нуждалась в пересмотре главного характера: разногласия между совладельцами бренда привели к тому, что запланированные серии бондианы откладывались, съемки затягивались. Далтон в 1994 году расторгнул контракт и наконец, благодаря явной благосклонности Брокколи и режиссеров, на роль Бонда был утвержден Броснан. Историки кино считают это поворотным моментом в саге о Джеймсе Бонде. Мир получил такого же мощного киногероя, каким некогда был Коннери: умного, острого, легкого, обворожительного, авантюрного, уверенного в себе красавца-шпиона с манерами истинного джентльмена  (или пирата).

Это роль, которая лучше подходит для актера в возрасте 40 лет, достаточно взрослого, чтобы иметь уверенность в себе, обладать изощренностью и силой, чтобы просто находиться на экране посреди всего этого и позволить моменту захватить тебя. Бонд — человек с величайшей самоуверенностью. И его изображение требует определенного мастерства. В 1986 году мне было 33 года или что-то в этом роде, и я все еще выглядел как ребенок. Наконец, я вырос для роли. Это потребовало времени.

Пирс Броснан подписал контракт на 3 серии про Бонда, и это были, безусловно, самые коммерчески успешные фильмы франшизы. Критики как один пели ему оды и говорили о том, что перед нами — Бонд, на которого хочется смотреть еще и еще.

Бонд Броснана был более чувствительным, более уязвимым, более психологически полным, чем предыдущие (Chicago Sun-Times)

Бонд Броснана был также и самым сексуальным и самым любвеобильным из всех: реалии нового времени требовали от Бонда обходительности с женским полом и даже некоторой откровенности. Критики шутили, что в лице Броснана “Бонд наконец потерял невинность”.

Бонд — загадка. Он больше и глубже, чем то, что мы можем встретить в жизни. Но он совершенно непостижим как личность.  Я благодарен за него судьбе: эта роль сделала меня международной звездой. Я был в лесах Папуа-Новой Гвинеи и слышал: «Эй, Бонд».

Несмотря на контракт только на 3 серии, Броснан появился и в четвертой “Умри, но не сейчас”. Последняя серия с его участием вызвала смешанные чувства у критиков, да и сам актер был мало доволен тем, как ему удалось сыграть в последний раз агента 007.

Мне бы хотелось сыграть еще. Вот Коннери снялся в 6 фильмах. Шесть — хорошее число. Чтоб отыграть и больше никогда не возвращаться к этой теме!

Однако студия заключила контракт на четвертый фильм. На пятый уже начались вопросы — возраст Броснана не позволял ему самостоятельно выполнять многие трюки. Требования к физической форме возросли, и Броснан сам согласился с тем, что франшизе нужна перезагрузка. “Казино Рояль” снималось уже без него — хотя сам Пирс, в лучших традициях британской сцены, желал удачи своему преемнику, Дэниелу Крейгу.

Я с нетерпением жду фильма с ним. Дэниэл Крейг великий актер и он способен на фантастический результат.

Как и Коннери, который исполнял Бонда до Броснана, Пирс устал от одного и того же образа. И был благодарен тому, что можно выйти за рамки.

Я думаю, что все фильмы, которые я когда-либо делал, были личными, даже Джеймс Бонд, потому что в нем много из того, кем на самом деле являюсь я, как мужчина и как актер. Вы должны вкладывать себя в каждого персонажа, который вы изображаете!

Вне Бонда

Между тем Пирс Броснан стал первым Бондом, которому студия позволила заключать контракты на игру в других фильмах, помимо бондианы, если актер будет соблюдать определенные условия.

Так, например, благодаря этой договоренности собственная продюсерская студия Броснана в перерывах успела выпустить блестящий ремейк фильма 1967 года “Афера Томаса Крауна” (в оригинале главную роль исполнял Стивен МакКуин, а его визави сыграла Фэй Данауэй).

Стильный, красивый, зажигательный, фильм в буквальном смысле — ода киноманам и ценителям высокого искусства. В нем идеально все — от жанрового соответствия до верности оригиналу. Пирс Броснан продемонстрировал редкий дар знать во всем меру: его мера была и в подборе актеров, и в выборе музыки, и в ярких цветах,  и даже в создании довольно откровенных сексуальных сцен, которые сам Пирс называет “классическими, а не целлулоидными, как в современном американском кино”.

Броснан играл финансиста и банкира, владельца огромной корпорации и филантропа, мецената и … воришку, который от скуки и азарта ради решился на совершенно безумный шаг — украсть полотно любимого им импрессиониста из национального музея. Самостоятельно. Его героя называют акулой бизнеса и большим засранцем, Питером Пеном и мальчишкой — и актер охотно поворачивается разными гранями, умело играя каждое амплуа.

Однако большой проблемой в изображении богатого авантюриста Томаса Крауна стало то, что по условиям бондовского контракта Пирс Броснан мог носить смокинг только в роли Бонда. Художники по костюмам изрядно постарались, чтобы изобразить жизнь великосветского льва, обойдя некоторые обязательные детали его гардероба.

Я был одним лицом с Джеймсом Бондом или Томасом Крауном в течение столь долгих лет — слепок с элегантных, искушенных мужчин в дорогих костюмах. Это похоже на то, что вы играете одну роль в течение 20 лет.

Первой ролью Пирса Броснана после завершения Бонда стал Дэниел Рафферти, адвокат по бракоразводным делам в фильме “Законы привлекательности” (2004).

Фильм имел большой успех у зрителей и критиков, а последние и вовсе отмечали высочайший уровень перевоплощения Броснана, которого привыкли видеть в несколько ином ракурсе (с пистолетом и в смокинге).

Удивительно эффектный, мягкий, вовсе не похожий на своего персонажа Джеймса Бонда, и дополняющий его природной энергией (Entertainment Weekly).

Партнершей Броснана по фильму стала Джулианна Мур, прекрасная исполнительница и одна из лучших американских актрис своего поколения. Их дуэт позволил создать “классическую” романтическую комедию положений и характеров, которая немедленно была занесена в золотой список ромкомов.

В следующем году Броснан продюсировал и снимал “Матадора” — триллер, в котором он сыграл главную роль психопата и наемного убийцы Джулиана Нобла.  И сам фильм, и игра Броснана получили высочайшие отзывы критиков и зрителей: наконец-то один из лучших британских театральных актеров номинировался на Золотой Глобус. И весьма заслуженно.

Актерство позволило мне осваивать новые миры, шлифовать мое мастерство, создавать героев и оживлять характеры, и конечно что становиться кем-то еще, помимо себя.

Следующее десятилетие было отмечено работой в больших и маленьких проектах: Броснан радовал совершеннейшим разнообразием жанров и амплуа. Он даже снялся в мюзикле “Мамма миа!” с ближайшей своей подругой, Мерил Стрип. Когда критики раскритиковали его умение петь, он сообщил с присущим ему юмором, что не понимает, к чему они ведут…

Шесть недель я ходил в соседний караоке-бар и тренировался петь песни АВВА!

Его пение было ужасным, в отличие от игры: продюсеры были поражены, как здорово ему удалось сыграть в паре со Стрип.

Пирс всегда привносит в фильм определенную мягкость и обаяние. Мы думаем, что между ним и Мерил будет настоящая химия в романтической комедии!

Художник и поэт

Личная судьба Броснана складывалась довольно печально, в отличие от яркой и в целом успешной карьеры ирландского парня.

Его первая жена, с которой Броснан прожил 17 лет, умерла в 43 года. Смерть стала точкой отсчета, после которой Броснан по его собственным словам начал совсем по-другому относиться к своей жизни и к жизни детей. Он погрузился в работу, стал много писать, занялся активно благотворительностью.

Я всегда думал быть художником. Я рисую в своей студии в Южном Лондоне. Иногда драматичные моменты влияют на твои взгляды на жизнь. В самый сложный период своей жизни я начал снова писать. И боль выходила из меня с каждым новым цветом на полотне.

Весь доход с продаж картин Броснан отдает в фонд помощи детям и женщинам. И это не блажь: его жена умерла от рака, оставаясь с ней до самого конца, Пирс пережил то, что он называет сам перерождением.

Когда ваш партнер умирает от рака, жизнь меняется. Ваше расписание, списки, рутина… даже сам способ жить — все это меняется. Потому что вы имеете дело со смертью. И именно так через химиотерапию, через операцию — первую, вторую, третью… приходит осознание жизни. Кэсси была очень позитивной. Я имею в виду, в ней была удивительная энергия и она обладала невероятным мировоззрением. Для меня это была и есть ужасная потеря, и я вижу, что это время от времени отражается на моих детях…

Сегодня Броснан ведет множество проектов. Его студия Dream Team стала успешной и выпускает регулярно хорошее независимое кино. Актер играет в сериалах, снимается в полнометражных фильмах с лучшими актерами Голливуда. Он второй раз женат и счастлив — и в семье, и в профессии, словно бы иллюстрируя остроумную ирландскую пословицу:

В мире есть только два типа людей: ирландцы и те, кто жалеют, что не родились ими.

Share