Шон Коннери

Сэр Шон Коннери в 2003 году объявил о том, что он закончил свою карьеру. Британский актер, который в 69 лет был удостоен звания самого сексуального мужчины столетия, рыцарь Ордена Британской империи, почетный член многих обществ и собраний, на досуге играет в гольф, активно выступает в заседаниях парламента и представляет интересы родной Шотландии везде, где это возможно.

За свою 50-летнюю карьеру актера Коннери успел создать не просто галерею разнообразных персонажей — он сотворил иконический для кино ХХ века образ шпиона-джентльмена, легендарного героя современности, Джеймса Бонда. Без Шона Коннери невозможно представить себе, как развивались бы наши понятия о канонической мужской красоте.

Ходит шутка, что сценаристы и режиссеры многократно, чтобы не описывать все требования к своим героям и их исполнителям, использовали имя Коннери для выражения целого комплекса характеристик: “такой же статный, как Шон Коннери”… Без его иронии, мужественности и ума совершенно непонятно, какой была бы история всех известных ныне “героев” и их поклонников.

До Бонда

Надо сказать, что Шон Коннери Бондом был всегда: его биография пестрит случаями, когда молодому шотландцу приходилось быть крайне изобретательным и буквально мышцами, но не только умом, зарабатывать себе на жизнь.

Описывая свою юность в автобиографии, сэр Шон Коннери рассказывает о том, что он бросил учебу довольно рано: в 16 лет он принял решение помогать семье и пойти работать. Британия конца 1940-х не могла похвастаться прекрасной экономикой и большими возможностями для выходца из низов, которым по сути и был Коннери (как и его лучший друг Майкл Кейн).

У парней в то время было не очень много вариантов устроить свою карьеру, и самым распространенным способом “выйти в люди” была военная служба. Коннери отслужил на флоте Ее Величества несколько лет и в начале 1950-х уволился со службы из-за язвы желудка, прибыв обратно в родной Эдинбург.

Здесь он продолжил заниматься спортом, подрабатывал телохранителем, и даже не мечтал о театральной карьере.

В 1950 году Шон Коннери вошел в тройку призеров конкурса бодибилдеров и культуристов  “Мистер Вселенная”. Однако для профессиональной спортивной карьеры он был слишком стар…. И красив — это заметили судьи и друзья, которые поспешили сообщить Шону, что ему лучше бы найти себе новое призвание.

Призвание появилось в виде работы в качестве статиста и модели в Эдинбургском национальном театре. Здесь он проработал на второстепенных ролях совсем недолго: очень скоро статный, сильный и очень интересный бывший моряк стал самым настоящим актером.

Бонд, Джеймс Бонд

Первый фильм с участием Коннери в главной роли вышел в прокат в 1958 году. В мелодраме “Another Time, Another Place” он сыграл в дуэте с тогдашней звездой, Ланой Тернер, и картина сделала Шона знаменитостью. Но внезапным этот успех вряд ли можно назвать. Восемь долгих лет ушло на то, чтобы обучиться всем премудростям актерской профессии: Коннери начал с дикции, играл в рекламе и осваивал азы актерского мастерства в театральных мастерских Эдинбурга.

Возможно, я не очень хороший актер. Но я был бы куда хуже на любом другом поприще.

Однако настоящую славу ему принесли не работы над художественными фильмами, где он был воплощением сдержанности, романтического героизма и мужественности. Здесь стать иконой стиля было довольно сложно, поскольку Шону приходилось отвоевывать себе место среди записных красавцев Голливуда, признанных джентльменов кинолент 1950-х.

Шон Коннери стал воплощением совершенно нового героя “сказки для взрослых мальчиков”, которая на экранах страны появилась в 1962 году. Именно тогда вышел в свет “Доктор Ноу” — первый полномасштабный фильм известного британского продюсера Альберта Брокколи, который выкупил права на экранизацию романов британского журналиста и шпиона Яна Флеминга.

Брокколи удалось найти финансирование у американских студий Union Artist, хотя многие считали сценарий слишком британским, откровенным и сексуальным. Работа над картиной велась более года.

Отсутствие большого бюджета привело к тому, что в “Докторе Но” множество аксессуаров самого известного и элегантного шпиона планеты, Джеймса Бонда, принадлежало либо продюсеру, либо режиссеру или даже самому актеру. Машины брались в прокат, не было заглавной песни, на гонорарах экономили. При этом были разработаны специальные титры для фильма (вступительная заставка с элементами мультипликации, которая стала своего рода визитной карточкой фильма).

У меня не было больших ожиданий по поводу. Потом все уже говорили, что они так и знали, что фильм про Бонда будет большим успехом. Но это просто ложь!

На роль главного героя был выбран Шон Коннери после утомительных поисков исполнителя Бонда. С одной стороны, отказывались почти все знаменитые актеры того времени — по разным причинам. На роль рассматривались Кэри Грант, Ричард Джонсон, Грэгори Пек… С другой, продюсеры устроили даже конкурс на роль в поисках фактуры. Однако совершенно случайно победителем оказался 30-летний Коннери, который явился в крайне непрезентабельном виде на прослушивание. Шотландец даже рядом не напоминал джентльмена в дорогом костюме, но когда он начал играть — он выдал нужный градус циничного и романтичного обаяния, мужественности на грани наглости и авантюризма, которое стало каноническим для образа Бонда.

Теренс Янг (режиссер первого Бонда) взял Коннери под свое крыло. Он водил его на ужины, показывал, как говорить, как есть, как двигаться (Лоис Максвелл).

Окончательное решение продюсеры приняли по поводу Бонда тогда, когда увидели его из окна после прослушивания: актер направлялся к своей машине. То, как он шел, как открывал машину, как заводил ее заставило сделать выбор в пользу Коннери.

Интересно, что Флеминг был категорически против Коннери в главной роли — оценка автора цикла романов про героя нашего времени была крайне негативной: “Ужасно. Абсолютно ужасно”, — так отреагировал Флеминг на первый фильм франшизы. Зато девушка Флеминга раскрыла причины невероятного успеха Коннери-Бонда: в его харизме, потрясающей бархатной сексуальности зрительницы буквально утонули.

Все время мне говорят, что я либо очень высокий, либо очень низкий, либо очень шотландец, либо очень ирландец….очень молодой или очень старый…

Коннери в образе нового героя, супершпиона, супермена и суперлюбовника показался им крайне органичным. Естественно, что здесь совпали качества персонажа Флеминга и харизма самого актера, чего нельзя было не заметить. Шон Коннери (шофер, сын шофера, — как презрительно говорил о нем Флеминг) стал воплощением настоящего джентльмена от разведки.

Британский агент Джеймс Бонд давно стал одним из символом Британии, таким же, как Шерлок Холмс или Биг-Бен. Он популярен даже спустя полвека после своего кинорождения. Без этого персонажа не смогла обойтись недавняя Лондонская Олимпиада. Ролик о легендарном шпионе и Елизавете II, выпрыгивающими с парашютами из вертолета, вызвал шквал аплодисментов на стадионе во время церемонии открытия (Российская газета).

С тех пор Шон Коннери снялся еще в шести фильмах. Последним его проектом стал “Никогда не говори никогда” 1983 года. До сих пор «Бондиана» считается одним из самых кассовых кинопроектов в мире кино. Своим создателям она принесла около 10 миллиардов долларов, хотя первым гонораром Коннери было всего 125 000 долларов.

Мне интересно все, что происходит с Бондом, интересен мир вокруг него. Вы не можете быть связаны с персонажем так долго и не интересоваться им. У всех фильмов о Бонде были свои положительные моменты.

Впрочем, “Бонд” оказался довольно сложной ролью, несмотря на свой внешний схематизм: постоянные перемещения по миру, погони и сцены борьбы требовали от актера недюжинной силы и хорошей физической подготовки. Шон Коннери старел, но агент 007 не имел на это права. Именно это стало причиной, по которой исполнители роли стали меняться.

Всегда ненавидел этого чертова Джеймса Бонда. Очень хотел его грохнуть!

Сам Шон Коннери расстался с Бондом охотно и не без усталости: он неоднократно говорил, что боялся стать актером одной роли и одного амплуа. Но дважды возвращался во франшизу (когда зрители буквально заставили продюсеров вернуть им Коннери), став самым “долгоиграющим” Бондом, иконическим Бондом, мифологическим Бондом!

Были бы вы его другом в те дни, вы бы даже не поднимали вопрос про Бонда. Он был не просто лучшим актером, сыгравшим Бонда, он и был этим самым Джеймсом Бондом. Стал его синонимом. Всякий раз, когда он оказывался на улице, люди кричали — “Смотрите, это Джеймс Бонд!”. И это страшно его расстраивало. (Майкл Кейн)

После Бонда

Простой жест может выразить гораздо больше, чем часы диалогов. В отличие от большинства актеров, которые проводят свою жизнь, сопротивляясь режиссерскому желанию урезать их речь,  я потратил кучу времени на то, чтобы убедить режиссеров сократить мои диалоги.

После бондианы Шон Коннери приобрел статус звезды мирового уровня и был востребован и в Голливуде, и на родине.

С одной стороны, шотландец появлялся в современных детективах и криминальных лентах в амплуа почти все того же Бонда. Среди ставших классическими в этот период стали экранизация Агаты Кристи “Убийство в Восточном экспрессе”, “Марни” Хичкока и пара-тройка фильмов, где он играл в составе прекрасного актерского ансамбля, будучи не на первом плане. Но его внешний вид оставался в целом неизменным: это был мужественный герой в хорошем костюме, который спасал мир. Криминальный детектив, боевик или авантюрная комедия были основным жанром, где появлялся красавчик-брюнет.

С другой, верный своей любви к истории и костюмированному кинематографу, Шон Коннери после “Никогда не говори никогда” начал сниматься в исторических драмах.

Первой картиной стала экранизация Киплинга “Человек, который мог бы стать королем”, затем средневековой повести о любви и, наконец, романа современника, итальянского романиста и ученого Умберто Эко “Имя розы”, где Шон сыграл монаха-детектива.

Уильям Баскервиль, францисканец, путешествует со своим учеником по средневековой Европе, охваченной святым огнем инквизиции. Жгут всех — ведьм, еретиков и … книги. Баскервиль оказывается втянутым в дело о загадочном отравлении монахов в одном из монастырей северной Италии, куда он прибывает для участия в диспуте о францисканцах. Расследование показывает, что косвенно виновата одна из важнейших книг античности, которая считалась утраченной, — вторая часть “Поэтики” Аристотеля. Каждый, кто читал ее, умирал.

Постаревший Шон Коннери удивительно естественен в роли средневекового Шерлока Холмса. Его благородные черты, внешность рыцаря, над которой не властно время и которой неведомы границы государств, стали настоящим украшением филологического детектива. Коннери вдохнул жизнь в книжные рассуждения Эко и сделал фильм живым и очень ярким. Лента имела огромный успех и на родине актера, и в Европе, и в Голливуде.

После “Имени розы” в 1986 году Шон Коннери был приглашен в популярнейшую франшизу “Горец”, где он  сыграл бессмертного средневекового мага и рыцаря, Рамиреса, который воспитывает молодого легендарного шотландского воина Коннора Маклауда — Кристофера Ламберта — должного стать единственным из бессмертных.

Фантастический художественный фильм Рассела Малкэхи положил начало вымышленной вселенной «Горца» и на долгие годы подарил подрастающему поколению мальчишек кумира в лице бесстрашного воина, который обладает бессмертием и может жить в любой эпохе, сражаясь с несправедливостью и злом.

Сцены тренировок Рамиреса и Коннора снимались без дублёров, мечи катана и клеймор были настоящими. В сценах сражений на мечах использовались их декоративные копии, воспроизведенные до мелких деталей. За оригинальный сценарий на тему о бессмертных воинах автору Грегори Вайдену было выплачено 200 тысяч долларов, а вот Шону Коннери за одну неделю досталось три с половиной миллиона долларов!

Роль учителя и наставника настолько хорошо далась Коннери, что не просто принесла популярность картине, но определила и его новое амплуа на последнее десятилетие в карьере актера: стареющего борца за свободу и права, отца и духовного лидера.

Квинтэссенцией этих качеств, воплощенных Коннери на экране, стал образ Джима Мэлоуна в чикагском триллере Брайана Де Пальмы “Неприкасаемые” (1987) и образ отца Индианы Джонса в приключенческом фильме Спилберга и Лукаса “Индиана Джонс и последний крестовый поход” (1989).

Де Пальма собрал в своем шедевре об эпохе Аль Капоне, Великой депрессии и сухом законе в Америке лучшие мужские типажи Голливуда: главного злодея играет Де Ниро, молодого служителя закона — Кевин Костнер, а вот ветерана и идейного вдохновителя борьбы против мира коррумпированных судей и продажных полицейских сыграл Шон Коннери.

Хотя его акцент был назван журналом Empire худшим за всю историю кино (такое бывает, когда шотландец играет итальянского ирландца в Америке), это не помешало Коннери получить Оскара за “лучшую мужскую роль второго плана”.

Лучшее в фильме — это игра Шона Коннери, его роль старого копа, ирландца-американца, который выбирает себе в помощники Несса и знает, кажется, все про подпольный мир выпивки и про гангстеров. Коннери привносит человеческое тепло в образ своего персонажа: кажется, он совершенно живой и вполне себе существует вне легенды о Неприкасаемых… и благодаря ему мы можем на какое-то мгновение поверить в то, что эра Великой депрессии была частью жизни обычных людей, а не карикатурой на таковую… (Chicago Sun Times)

Фильм о войне полицейских и гангстеров оказался вовсе не самым кровавым среди фильмов Де Пальмы: в нем с любовью к деталям воспроизводится жизнь в 1930-е годы. Атмосфера и быт были воссозданы с невероятной скрупулезностью.

В изящном сценарии Мэмета нет ни одного лишнего слова, а в фильме Де Пальмы — ни одной лишней сцены. Результатом является сложная, яркая работа (Time)

В популярной франшизе Спилберга и Лукаса про героя нашего времени, Бонда от антропологии и истории, профессора Индиану Джонсона, Шон Коннери сыграл отца главного героя, профессора Генри Джонса. Удивительно, но и профессорская мантия и очки ни разу не испортили универсальной внешности Коннери!

Тот, кто играл Ричарда Первого, Уильяма Баскервильского, египтянина Рамиреса, полицейских и слуг закона, средневековых рыцарей и герцогов, прекрасно справился с ролью наставника и воспитателя самого, пожалуй, оригинального героя, появившегося из-под пера Стивена Спилберга и Джорджа Лукаса, как антипод Джеймса Бонда.

Индиана Джонс — это Бонд наоборот, при сохранении авантюризма и чувства юмора. При этом если первая  и вторая части франшизы отличала бесшабашность героя, его невероятная смелость и находчивость, третья часть — “Последний крестовый поход” — обладает едва ли не гамлетовским конфликтом. Индиана Джонс (Харрисон Форд) отправляется на поиски своего отца, Генри Джонсона (Шон Коннери), пропавшего в 1938 году накануне Второй мировой войны.

“Крестовый поход” рассказывает и о фашизме, и о сокровищах, и о вечном конфликте отцов и детей, и еще немного о новых трактовках библейских легенд. Все это на фоне залитых солнцем кадров пустыни и выразительных сцен погони.

Быть может, у Спилберга Шон Коннери был не более драматичен, чем у Де Пальмы. но образ отца-наставника у него получился не менее ярким и запоминающимся: франшиза стала самой успешной из всей серии фильмов об Индиане Джонсе, во многом, как отмечали критики, благодаря блестящему дуэту Коннери — Форда.

Актер будто бы добавил картине весомости и значимости, по-отечески взяв многое в свои руки. Сам Коннери говорил, что ему было невероятно приятно и просто работать со Спилбергом — ведь тот, в отличие от многих режиссеров, принимал 9 предложений актера из 10, так что будет небольшим преувеличением сказать, что своим успехом “Крестовый поход” Индианы обязан и в этом отношении шотландцу.

Спустя двадцать лет, когда Спилберг снова привлек Харрисона Форда для того, чтобы снять последнюю часть приключений Индианы, он обратился к Коннери с просьбой появиться в роли-камео в «Королевстве хрустального черепа». Но Коннери с сожалением отказался: в 2003 году, после “Лиги замечательных джентльменов” (фильм, который спродюсировал Коннери и в котором он сыграл одну из своих последних ролей) он перестал сниматься в кино.

И отправился на заслуженный отдых, решив посвятить остаток жизни гольфу и политике.

Мне так часто задают вопрос, буду ли я снова сниматься, что мне лучше сделать объявление. Я долго думал об этом, и если бы что-нибудь и могло вытащить меня с пенсии, так это мог бы стать последний фильм про Индиану Джонса. Мне нравится работать со Стивеном  и Джорджем, и само собой разумеется, что для меня большая честь иметь Харрисона в качестве сына. Но в конце концов, и в выходе на пенсию есть немало приятного! У меня, однако, есть один совет для молодого поколения авантюристов: требуйте, чтобы все зубастики были нарисованными, скалы были низкими и, бога ради, держите свой кнут под рукой всегда, когда вы хотите спастись от постановщика трюков!

Share

Post navigation