Хоббит: нежданное путешествие


Приключения — от них беспокойства и одни неприятности (с)

Спустя довольно большое время после выхода на экраны трилогии «Властелин колец» (2003) Питер Джексон наконец-то приступил к съемкам приквела, экранизации «Хоббита«.

Первым, кто рассматривался на роль Бильбо Бэггинса Джексоном, был Мартин Фриман: и это несмотря на то, что среди претендентов называются такие имена, как Даниэл Рэдклифф, Шайя Лабеф, Джеймс Макэвой, Эррик Аркин и Тоби Магуайр.

По словам Джексона, именно Фриман должен был воплотить героя Дж. Р. Толкина, самого английского из всей британской литературы (если, конечно, не считать Шерлока Холмса и его верного помощника, доктора Ватсона).

Толкин из заботливо собранных суеверий, сказаний, легенд и реконструированных древних мифов создал удивительный мир архаического эпоса, которого так недоставало Британии, а Питер Джексон скрупулезно перенес на экран не только фабулу во всех деталях. Ему удалось передать неподражаемую атмосферу первой книги — сказочную и ужасную одновременно.

Как это происходит? Не считая прекрасного сценария (хотя тут можно поспорить — продолжительность картины почти три часа, притом, что можно было бы  значительно сократить и время, и количество деталей), перед нами абсолютная визуализация самого настоящего мифа. В этом мифологическом мире есть Шир — легендарная Англия с изумрудными полями и девственными холмами, мир покоя и гармонии, есть и золотые копи, и драконы, есть огромные полчища выдуманных существ.

Но и не только: это все есть и в первоисточнике. То, что сделал собственно Джексон, обнаруживается в деталях.

Взять, к примеру, одну из первых сцен «Хоббита«. Бильбо принимает нежданных гостей, которые в прямом смысле «нападают» на его кладовую. Какое тут удивительное гастрономическое разнообразие: зелень, эль, картошка, свекла, помидоры, рыба, соленья, буженина… Тарелки матушки, кружевные салфетки, ветки розмарина и свечи… Пять минут, что пируют гномы, достойны того, чтобы стать самостоятельным произведением искусства. В тонах, композиции сцены, в почти осязаемых запахах и вкусах каждого блюда этой трапезы — вся европейская традиция изобразительного искусства.

Гномы, характеры которых выписаны у Толкина далеко не так подробно, в повествовании Джексона обретают не просто неподражаемую внешность. У каждого из них вдруг появляется свой голос, который лучше может сказать о прошлом, чем многотомная биография.

 Отдельно стоит сказать про «знаки», тот символьный ряд, которым окружены герои «Хоббита«. Так, у каждого есть либо оберег, либо волшебный спутник. Огромную роль в создании картины архаического эпоса играют птицы. Каждая из них помещена в контекст киноистории в полном соответствии со своей мифологической функцией. Будь то орлы Гэндальфа, малиновки Радагаста или дрозды, которые являются добрым знаком и предвещают лучшее на пути странников.

 

Share